ГЛАВНАЯ

° История фитотерапии

° Фитотерапия - рецепт здоровья

° Фитотерапия - правила осторожности

° Основные сведения о биологически активных пищевых добавках

° "Службу 77" купила компания, торгующая биоактивными добавками

° Правовой статус биоактивных добавок

° КЛАССИФИКАЦИЯ ПИЩЕВЫХ ДОБАВОК

° Фитотерапия и биологически активные добавки

° Биоактивные добавки и закон

° Лечебные травы и их применение

° Регистрация биоактивных добавок к пище в Федеральной службе защиты прав потребит

° Рынок биоактивных добавок на Украине

° Сбор и хранение трав для фитотерапии

° Что такое гомеопатия

° Гомеопатия. С чего начать

° Принципы и сущность гомеопатического метода лечения

° Преимущества фитотерапии

СТАТЬИ

ДОКУМЕНТЫ

КОНТАКТЫ

объявления

       Принципы и сущность гомеопатического метода лечения

Терапия, как один из больших разделов медицинской науки, родилась одновременно с появлением первобытного человека, и по природе своей она была, и отчасти осталась, наукой эмпирической. Человек стал искать в окружающей его природе средства, помогающие излечить его повреждения, укусы ядовитых насекомых и животных и т. п. Из наблюдения за тем, как действуют на пострадавшего эти средства, эмпирически собирался опыт самоврачевания. Он передавался из рода в род и постепенно обогащался, что и дало начало возникновению народной медицины, которая была эмпирической.

Но народные средства иногда действовали, а иногда и нет. Пришлось ознакомиться, с одной стороны, с действием лекарства, а с другой - с причинами и сущностью болезней, а также с различием между больным и здоровым состоянием человека. Оказалось необходимым изучить строение и функции здорового человека, а затем и изменения, возникающие в нем при болезни. Так получились первоначальные понятия об анатомии, физиологии и патологии, с одной стороны, а с другой - о лекарственных и врачебных мероприятиях вообще, т. е. о терапии.

Накопившийся таким образом научный материал и новые открытия во всех областях медицинских знаний требовали их систематизации. При этом логическая обработка, систематизация и умозаключения порождали в каждой науке свои теории. С появлением новых фактов и новых установок теории постоянно менялись и не всегда давали удовлетворительные объяснения фактам врачебной практики. Из-за этого часто приходилось снова обращаться к эмпирическим, уже испытанным лечебным средствам и разочаровываться в постоянно меняющихся и не достигающих лечебной цели теоретических знаниях и указаниях. Таким образом, вся медицина того времени, да и теперь это встречается, шла по двум почти обособленным направлениям: научно-теоретическому и эмпирико-практическому (лечебному). Нередко работники теоретической науки отрывались о лечебной практики и, не имея дела с больными, создавали сообразно с направлением научной мысли, а также философскими установками своего времени, и вновь полученными сведениями, свои собственные теории о здоровье, о болезнях и о том, какие методы и мероприятия (теоретически) должны были бы оказываться полезными в соответствующих случаях. Практика же нередко замечала, что, именно пользуясь этими (иной раз надуманными) советами, она попадала впросак и поэтому предпочитала оставаться на позиции своей эмпирии. А в это же время теоретическая наука шла быстрыми темпами вперед, зачастую обращая мало внимания на практическую и лечебную стороны медицины. Так обстояло вплоть до эпохи врачебного нигилизма, возникшего в конце XIX в. Естественно, что не все врачи были эмпиристами, и величайший из них Гиппократ советовал врачам наблюдать и наблюдать; Наблюдая, он заметил, что некоторые болезни излечиваются по принципу подобия, т. е. теми средствами, которые в больших дозах могут вызвать болезненные проявления, сходные с проявлениями той болезни, которую с их помощью удается излечить или облегчить, а другие — по принципу противоположения.

Парацельс(XVI в.), применяя лечебные средства, выбирал, основываясь на сигнатурах - указаниях со стороны лекарства, а болезни он иногда называл именем того лекарства, которое имело свойство вызывать такую же болезнь, В этом отношении он до известной степени был предтечей Ганемана, который глубоко заинтересовался так называемыми лекарственными болезнями для получения из этого необходимой лечебной информации.

Таким образом, как это имело место и в других науках, определенные данные на возможности нового открытия в медицине созревали и имели место. Ганеман (1755 - 1843 гг.) жил в эпоху кровопусканий и господства реакционных умозрительных теорий, не оправдавших себя в лечебной практике. Критический ум основоположника гомеопатического лечения врача Ганемана не мог с ним согласиться. Он искал для терапии иных путей. Имея ввиду специально открытые специфические средства, такие, как ртуть при сифилисе и хину при перемежающейся лихорадке, — он надеялся найти какой-нибудь способ воздействия таких же специфических средств и на остальные болезни. Благодаря знанию языков, он мог углубиться в обширную литературу, рассчитывая в ней найти искомое. И действительно, его внимание остановилось на том, что некоторые средства у одних авторов описаны как. средства, ВЫЗЫВАЮЩИЕ определенные заболевания, тогда как у других авторов - они же отмечаются, как средства, ИЗЛЕЧИВАЮЩИЕ болезни с подобными же проявлениями.

Например, ипекакуана по одним авторам — производит кровавый понос, по другим же — излечивает его. Кантариды, вызывающие задержку мочи по одним авторам, по другим - дают излечение при подобном явлении, и т. д., и т. п.

У Ганемана возникла мысль - не есть ли то общетерапевтический закон, что одно и то же средств во, которое вызывает определенное заболевание у здорового, излечивает у больного подобное заболевание?

После 6-летнего эксперимента на себе; своих учениках, больных и здоровых людях, Ганеман пришел к заключению, что это именно так, и назвал этот, открытый им принцип терапии — "Законом подобия", установив правило: подобное излечивается подобным. Это первое положение его терапевтической системы, названное им ГОМЕОПАТИЕЙ означает по-гречески — "подобное страдание".

Для лечения по этому принципу возникла необходимость пользоваться лекарствами, уже испытанными на здоровых людях. Полученные таким образом проявления лекарственных болезней, так называемые ПАТОГЕНЕЗЫ лекарств, дали возможность применять эти средства в тех случаях, когда встречался больной с проявлениями болезни, подобной патогенезу данного лекарства. Это второй постулат лечебной системы Ганемана - ИСПЫТАНИЕ ЛЕКАРСТВ НА ЗДОРОВЫХ ЛЮДЯХ.

Собрав педантически точно все данные лекарственных заболеваний - их патогенезы и сравнив их с такими же точными записями проявлений у данного больного с так называемым симптомокомплексом его болезни, Ганеман находил подходящее средство и часто получал ИЗЛЕЧЕНИЕ.

Но иногда наблюдалось и обострение болезни. Тогда Ганеману пришла в голову счастливая мысль — УМЕНЬШАТЬ дозу лекарства. Излечение получалось, но дозу иногда приходилось уменьшать весьма значительно. Отсюда, как необходимое следствие, получилось выявление ТЕРАПЕВТИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ микродоз лекарственных веществ. Так, применение микродоз лекарственных веществ с ЛЕЧЕБНОЙ ЦЕЛЬЮ стало третьей основой лечебной системы.

Итак, были установлены три принципа лечения Ганемана:

1. Принцип подобия.

2. Испытание действия лекарства на здоровых людях.

3. Признание терапевтической активности микродоз лекарственных веществ.

Эти три положения признаются всеми врачами-гомеопатами и не могут встретить в настоящее время возражения со стороны остальных врачей. Современные гомеопаты считают, что диета необходима, на чем настаивал уже Ганеман, физиотерапия - полезна, серотерапия иногда неизбежна, нужна и вакцинация. Словом, каждый метод должен применяться в свое время и на своем месте.

Таким образом, современная гомеотерапия не может заменить ВСЮ терапию, и даже стать только ОДНИМ ИЗ МЕТОДОВ многообразной терапии, причем, конечно, не может игнорировать и патологию. При таких условиях вполне понятно стремление современной гомеопатии включаться в терапию.

Второй принцип Ганемана - необходимость исследования действия лекарства на здоровых людях - вытекает из современной установки: "лечить больного, а не болезнь", т. е. лечить человека в целом,. а потому должен быть учтен и использован современной фармакологией и терапией. Что же касается принципа подобия, то еще Гиппократ указывал, что "иные болезни излечиваются по принципу подобия, другие же по принципу противоположения", т.е. каждый метод должен быть на своем месте. Нужно только помнить, что принцип подобия, на котором основывается Ганеман, нужно только понимать как СПОСОБ НАХОЖДЕНИЯ СПЕЦИФИЧЕСКИХ СРЕДСТВ. Ганеман искал специфическое средство для данного больного. Хотя он, в смысле специфичности, и ошибался, однако тем самым устанавливал стремление лечить человека в целом и ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ПОДХОД К БОЛЬНОМУ, т.е. "лечение больного, а не его болезни", что теперь уже является твердо установленным правилом в терапии, хотя, к сожалению, и не проводится в достаточной мере на практике.

Будучи современником Гете в эпоху "бури и натиска", новатором-революционером в терапии и имея при том несомненный успех в лечении, Ганеман, отдавая должное устранению, причин заболевания; в конце своей деятельности стал считать свой метод чуть ли не исключающим все остальные методы. Это была его главная ошибка. Ошибался он и тогда, когда искал лекарство, специфически относящееся к "БОЛЬНОМУ", между тем, как лекарства могут проявлять свои специфические свойства только по отношению к ОПРЕДЕЛЕННЫМ ОРГАНАМ, ТКАНЯМ И КЛЕТКАМ и только через них повлиять на организм в целом.

Каждый врач, зная, какие органы и ткани затронуты болезнью, сумеет выбрать соответствующие средства, имея ввиду только то, что малые дозы этих средств действуют, как катализаторы, давая определенные толчки и стимулируя ими деятельность соответствующих клеток. Понимая так специфичность лекарств по отношению к определенным тканям, каждый врач прежде всего должен знать, какие ткани в каждом данном случае затронуты, чтобы иметь возможность на них воздействовать. Отсюда - необходимость обратить внимание на происхождение и течение болезней, т. е. на патологию, значение которой Ганеман ошибочно отвергал, не видя в современной ему патологии указаний для терапии. Пользуясь способом выделения лекарственной активности при испытании лекарств па здоровом человеке, как указывал Ганеман, его ученики и врачи-гомеопаты пополняли в дальнейшем начатый им труд, испытывая новые и проверяя прежние лекарства, и постепенно, таким образом, обогащали гомеопатическую фармакологию - ФАРМАКОДИНАМИКУ.

Все исследования лекарств производили на здоровом человеке, главным образом с учетом субъективных симптомов. Точно определяли все проявления в разных органах, а потому загромождали фармакодинамику невероятным количеством симптомов. Действие некоторых средств можно охарактеризовать в немногих словах. Например, пчелиный яд - АПИС - вызывает воспалительный отек в любом месте, как и укус пчелы. Поэтому важно только установить ВОСПАЛИТЕЛЬНЫЙ ОТЕК; ГДЕ БЫ ОН НИ БЫЛ, и тогда все описания действия этого яда по органам окажутся излишними. Для уточнения нужно отметить характерную черту этого средства - отсутствие жажды, несмотря на отек.

Другой пример. Гомеотерапия широко пользуется средствами Бриония и Рус. Характерный симптом для Брионии -усиление боли при движении, а для Рус уменьшение боли при движении. Такие факты непонятны, а поэтому в них трудно разобраться. Если же мы пойдем со стороны тканеспецифичности этих средств, то разница в действии их станет понятной и легко запоминаемой. Бриония действует в основном на серозные и эндотелиальные оболочки плевры или суставов, поэтому при их воспалениях получается боль при движении. Рус же действует на мышцы и сухожилия, вернее, регулирует мышечную влагу, нарастающую и распирающую во время воспалительного процесса и удаляемую при движениях. Поэтому Бриония окажет свое действие при плеврите, при суставном, ревматизме и даже при раздражении брюшины т.е. при воспалении серозных и эндотелиальных оболочек, тогда как Рус будет уместен при мышечном ревматизме и при застойных явлениях в мышцах.

Это явление ТКАНЕТРОПНОСТИ лекарственных веществ намечает дальнейшее совершенствование гомеотерапии . Если расшифровка удалась и тканеспецифичность обнаружена, то данные фармакодинамики наводят нас в дальнейшем как на путь искания этих средств, так и на необходимость найти больные точки организма, виновные в данном заболевании у данного больного.

Вот таковы возможности, которые предоставляет терапии гомеопатический метод лечения, благодаря своей фармакодинамике , выявляющей тонкую тканеспецифичноть лекарственных веществ.

Органотропная специфичность лекарственных веществ издревле известна фармакологам, оперирующим сердечными, почечными, печеночными и т. п. средствами. В сущности, это, конечно, не свойство лекарств, а свойство тканей и органов так или иначе реагировать на лекарства, благодаря присущей им чувствительности к определенным средствам, особенно повышенной при заболевании данной ткани. Лекарства в крупной дозе могут отравить, не доведя до специфической реакции, или могут быть выброшены рвотой, вызвать температурную реакцию и т.д., или же они могут, как крупные дисперсии, застрять на первых путях поступления. Например, в куперовских клетках печени и в селезенке, как это показал под микроскопом академик Н.Н.Аничков в отношении крупных дисперсий в своей работе над поглощающей способностью

ретикуло-эндотелия. Мелкие же дисперсии коллоидных красок, согласно этой работе, проникают глубже и выявляют свою специфичность дифференцированной окраской отдельных элементов этого ретикуло-эндотелия в самых отдаленных участках организма. Таким образом, эта работа говорит о том, что более мелкие дисперсии доходят к ним специфически настроенным клеткам, минуя все пороспособные барьеры. Отсюда и понятна возможность лекарственных веществ -попадать специфически на те клетки, которые в них нуждаются.

Это и есть та тонкая специфичность микродоз, которой пользуется гомотерапия и которая более всего проявляется по отношению к больным клеткам, сенсибилизированным болезнью.

Но правильно выбранное специфическое лекарство, попадая согласно намеченной цели, может вызвать и патологический эффект в виде обострений. Это и понятно, так как к естественному заболеванию добавляется лекарственное поражение тех же клеток, органов или тканей.

Ганеман справился с этим обострением гениальной интуицией - уменьшением дозы. В дальнейшем закон Арндт - Шульца объяснил, что крупные дозы угнетают клетку, а малые стимулируют.

Ясно, что если какая-нибудь доза угнетает даже здоровую клетку, то тем более она велика для того, чтобы получить лечебный эффект на больной клетке. Часто дозу надо еще уменьшить, чтобы получить стимулирование клетки к привычной им деятельности, т. е. выработке антител и тому подобной работе, имеющей благотворное значение для получения того равновесия, которое именуется здоровьем.

Оказывается, что если малая доза специфична к определенной ткани, то еще меньшая доза (микродоза) станет активирующей для соответствующей ткани и целебной для всего организма. Отсюда и ее терапевтичность. Вот какими ценными свойствами обладают микродозы лекарственных веществ и величина дозы, применяемая в гомеотерапии , таким образом, зависит от индивидуальных условий в организме и не может быть заранее четко установлена. Только гиперэффект в виде обострений укажет, что дозу нужно еще уменьшить. Важнее всего определить те точки в организме, которые виновны в заболевании, т.е. ту цель, на которую должны быть направлены специфические средства - в микродозе. Одной такой определенной цели нет и быть не может. Нужно всегда иметь в виду, что в организме при поражении одного органа затрагиваются и многие другие, коррелятивно с ними связанные.

Получается цепь неполно ценностей организма, нарушающих то равновесие, которое именуется здоровьем. Поэтому надо искать не одну причину заболевания, а все те условия внутри организма, которые дали в конечном результате заболевание, т. е подойти прежде всего с патологической стороны.